Банкрот?!


В начале октября я получил свой последний свадебный чек на 3 тысячи долларов. С них и оплатил услуги адвоката за процесс банкротства. В Канаде все знали про этот инструмент, но пойти на банкротство считалось крайней мерой. Все просто — суд объявляет тебя банкротом, банки и кредиторы получают от адвоката «письмо счастья» и прекращают тебя преследовать. Лучшая авантюра, которую только можно представить. Но следующие 6-7 лет ты не можешь даже снять квартиру, не говоря уже о получении новой кредитной карты, без которой, как вы понимаете, жизнь современного человека в закабаленном обществе невозможна. Ты — изгой. Строчка в черном списке. Ты как бы получеловек. Вроде как есть, но, по факту, если нет твоей кредитной истории, то и тебя самого тоже. А у банкрота её нет и быть не может, в общем то ещё приключение.

Охота за моей головой была открыта в соответствии с графиком, спустя месяц после того, как я перестал выплачивать проценты. Но основная волна нападок пришлась на время, когда мы с сыном уже переехали в новый дом. Мама причитала:«Сынок, как быть? Каждый час звонят из банков и требуют оплатить долги. Я отвечаю, что тебя нет в Канаде, а они не верят. Я бросаю трубку, они звонят опять и кричат на меня. Уже и телефон отключила, так они стали приходить домой и колотить ногами в дверь. Разве это законно? Что нам делать?»


Ты — изгой. Строчка в черном списке.

Ты — изгой. Строчка в черном списке. Ты как бы получеловек. Вроде как есть, но, по факту, если нет твоей кредитной истории, то и тебя самого тоже. А у банкрота её нет и быть не может, в общем то ещё приключение.
Это называется психологической обработкой. Коллекторские агентства законными и не очень методами должны были посеять панику в сердце нерадивого должника и его родственников. Каждый из кредиторов хотел быть первым, кому должник начнет отдавать хоть что-то. Выбора у меня не осталось. Оградить должника от таких военных действий мог только суд. Я был в глубоком тылу, а мама на передовой. Больше откладывать было нельзя, а отступать некуда, вот я и сдался. Получив предоплату, адвокат приступил к своим обязанностям. Я выбрал ускоренную процедуру. Это дороже, но уже в ноябре все звонки прекратились. С момента начала процедуры банкротства закон защищает меня от контактов с кредиторами. Мой авантюрный план начал своё действие.
После суда, всем моим мучениям и ожиданиям придет конец. План «А» подразумевал получение акта о признании банкротства, и с этого момента суд должен был описать все мое движимое и недвижимое имущество, затем выставить его на продажу и вырученные деньги распределить среди кредиторов. После того, как я взял последний займ под залог дома и оплатил полную стоимость за первый год обучения Алекса в частной школе, общая сумма моих долгов 13 кредитам, согласно реестру, составляла чуть больше 250 тысяч долларов с учетом процентов. И вот здесь начиналось самое интересное. Наличных на моих счетах не было. Из имущества — дом под ипотекой со старой мебелью и новая машина, которая также в кредите. Получается, что описывать-то можно, но продавать нечего, и раздавать кредиторам, соответственно, тоже.

Но это еще не все. Грегори, который следил за развитием событий, как увлеченный зритель, поглощенный развязкой «Игры престолов», вдруг предложил элегантный сюжетный поворот. «Так ты это, перепиши таунхаус на маму». Я не стал у него спрашивать «а разве так можно?» и проконсультировался сразу с юристом. Гениальное решение! Переход права собственности на дом между близкими родственниками называется смена титульного владельца и не облагается налогами. Регистрирует нотариус, он же подает сведения в регистрационную палату. Через неделю дом принадлежал маме, и я к нему не имел никакого отношения. На семейной сходке мы взвесили все за и против, и мама согласилась, что выплачивать лучше за свою жилплощадь в виде платежа по ипотеке, чем платить аренду за квартиру. Математика ее доходов и расходов вроде бы сходилась. К тому же возникала перспектива со временем обустроить цокольный этаж и пустить туда какого-какого-нибудь студента за небольшую аренду (недалеко от дома располагался университет). Короче, мама переехала к нам (вернее в свой новый дом), а я начал искать работу и до сегодняшнего дня был уверен, что все обойдется.


Наличных на моих счетах не было.
Наличных на моих счетах не было. Из имущества — дом под ипотекой со старой мебелью и новая машина, которая также в кредите. Получается, что описывать-то можно, но продавать нечего, и раздавать кредиторам, соответственно, тоже.
Судья вынес свое решение. Он сказал:

«Мистер Спик, вы же понимаете, что законность передачи вами дома вашему ближайшему родственнику на пороге объявления банкротства легко можно оспорить? Или не понимаете? Положение обязывает меня начать этот процесс. Однако мы посовещались с распорядителем по вашему делу и с представителем банка тоже. С тем, который выдал вам ипотеку и… я не увидел экономического резона забирать дом и выставлять его на продажу. Банку выгоднее оставить все как есть, если ваш родственник продолжит исправно оплачивать ежемесячные ипотечные платежи.

Не знаю, действовали вы по расчету или так сложились обстоятельства, но присутствующие в этом зале представители кредиторов хотят получить долю от распродажи вашего имущества, а имущества-то и нет. И это вопрос уже к нашей банковской системе, каким образом выстроены процессы, что человек без работы и залога умудряется набрать четверть миллиона долларов займов? И я подозреваю, последние 50-100 тысяч заемщик уже брал, явно не предполагая возвращать долг.

Каждый в этой истории надеялся на лучшее, но получилось как обычно. Я объявляю дело закрытым. Александр Спик признается банкротом, все необходимые документы будут оформлены к концу дня. Кредиторов уведомят о признании мистера Спика банкротом»

Никаких обязательств по выплате четверти миллионов долга у меня не осталось. Я был свободен. Этот этап авантюрного приключения подошёл к концу.
Еще из дневника