Собственный бизнес

Найти свое место в индустрии большого кино не получилось, а возвращаться на работу курьером не было желания никакого. Нужно было что-то делать, причем срочно. Мне хотелось чего-то нового и амбициозного, что заводило бы меня до бабочек в животе. Пришла пора начать свой собственный бизнес — частные заказы на съемку рекламы для небольших компаний, почему нет? Возникает вопрос — где взять оборудование для съемок? Мне требовался монтажный компьютер, системы сброса видеоматериалов, разные графические штуки, конечно, видеокамеры, микрофоны, свет и обязательно большая машина, куда я смог бы поместить все это хозяйство. По моим расчетам выходила круглая сумма — около 50 тысяч долларов, ну и плюс автокредит.

Съемочное производство

По моим расчетам можно будет конкурировать ценой с крупными телекомпаниями, забирая таким образом на себя часть рынка.
Когда я поделился своими соображениями со своим другом Грэгори, имеющим связи, тот, не раздумывая, сделал кому-то звонок, и уже на следующий день я сидел в кабинете банкира с бизнес-планом в руках и рассказывал, как я создам съемочное производство для обслуживания мелкого и среднего бизнеса за адекватные деньги. По моим расчетам можно будет конкурировать ценой с крупными телекомпаниями, забирая таким образом на себя часть рынка. Банкир пообещал подумать и предложил мне пока начать поиск заказчиков на рекламу.
Сказано — сделано. Я принялся обзванивать крупные компании со своим выгодным предложением (так я действительно считал) о производстве рекламного ролика. Заинтересованность никто не проявил — все поголовно ссылались на уже утвержденные бюджеты. Тогда я опустил планку и принялся обзванивать адвокатские конторы, а также стоматологические кабинеты и мебельные магазины. Владельцы малого бизнеса отнеслись с большей заинтересованностью, и общение завязалось. В течение недели я получил пару заявок, встретился с заказчиками, продемонстрировал тем чужой деморолик под видом своего, и мы ударили по рукам. Цена вопроса — 3 тысячи долларов за ролик вместо минимальных 10 тысяч в среднем по рынку. Такой оффер, действительно, мог убедить расчетливых предпринимателей.

Банкир был доволен, я тоже. А Грегори и подавно — он получил свои 10% отката в размере 5 тысяч за помощь в получении 50-тысячного кредита под обеспечение купленного оборудования. Вот вам и монетизация связей. Правда, Грег утверждал, что он этой суммой поделится с банкиром, но это уже их личное дело. Самое приятное, что мне подтвердили автокредит, и я поменял свой старый Ford на новенький BMW Х5.
Безнадежный спад
В моем случае простой совпал с общим экономическим спадом 2016-го года. Спад на спад давал полный и безнадежный СПАД, именуемый в бизнесе "жопой".
Следующим шагом зарегистрировал компанию. Дальше рассудил так — как любой ТВ-продакшн не может существовать без офиса, надо бы и мне обзавестись таковым. Выбрал недорогой, но достаточно представительный кабинет на втором этаже шиномонтажной мастерской. Минимальная мебель была куплена и расставлена в течение одного дня. Позолоченная табличка с названием компании «Alexander Pictures» явилась той самой вишенкой на торте, после которой уже точно можно было говорить, что у меня свой бизнес. Все предпринятые и продуманные действия явно означали если не молниеносный успех в ближайшем будущем, то уж точно начало большего пути. Оставалось дождаться поступления предложений от заказчиков. Но… они не поступили.

Даже те редкие съемки, которые я чуть ли не зубами выгрызал из заказчиков, давая всевозможные скидки, через три месяца с начала работы сошли на нет. Как я теперь уже понял, в этом бизнесе существует межсезонный спад деловой активности, он приходится на период летних отпусков. В моем случае простой совпал с общим экономическим спадом 2016-го года. Спад на спад давал полный и безнадежный СПАД, именуемый в бизнесе "жопой". Мой демпинг цены за съемку и производство рекламного ролика уже не служил маркетинговым преимуществом. Крупные компании с рекламными бюджетами предпочитали прожимать такие же крупные ТВ-компании, где получали скидки и предсказуемое качество. А мелкие фирмы, готовые сотрудничать с неизвестным «Александр Пикчерз», лишь кормили обещаниями и искренне верили, что жизнь скоро повернется к ним лицом. Тогда-то они и найдут пару-тройку тысяч на производство рекламного ролика. К сожалению для них, видео без дополнительного бюджета на ТВ-рекламу на местных телеканалах остается лишь файлом на диске и не приносит дополнительных денег. Поэтому кроме пресловутых трех тысяч на производство, необходимо было, как минимум, столько же на размещение в эфире. Причем ежемесячно. В общем, моя бизнес-модель сдулась, и я остался с оборудованием на 50 тысяч, купленной в кредит машиной за 75 кусков и офисом над шиномонтажкой.
Пришлось включить «escape regime» (спасайся, кто может) и провести операцию под названием «Кинуть арендодателя». Съехать из офиса было крайне сложно. Дело в том, что вместе с годовым контрактом на аренду я выписал 12 гарантированных чеков, которые вне зависимости от желания платить или не платить должны были быть депонированы на счет арендодателя по первым числам каждого месяца. Но мой план был продуман до мелочей. В ночь на субботу, когда никого не было в здании, я вывез мебель. Поскольку приходилось экономить на всем, в том числе и на грузчиках, мебель ночью я грузил сам. Даже умудрился сам запихнуть во взятый на прокат грузовик шкаф для бумаг ростом с меня. Ключи подбросил в почтовый ящик арендодателю на первом этаже гаража. Туда же бросил записку с извинениями и сообщением, что счет закрыт и снимать с него деньги по выписанным чекам теперь не получится.
Эта операция удалась, а вот попытка вернуть съемочное оборудования не увенчалась успехом. Та же безвыходная ситуация нависла над моим новеньким BMW Х5, покататься и вернуть машину в магазин с указанием причины (типа не подошел размер) не получится. В конце июня мне уже нечем было оплачивать проценты по кредитам. Обычно через месяц после пропуска очередного платежа банки начинали звонить должнику сначала с напоминаниями, потом и с угрозами. Я приготовился к назойливым звонкам и предупредил маму, чтобы меня не подзывала к телефону: «На вопрос о том, где я нахожусь, отвечай всем — уехал в Бразилию».
Печаль трансформировалась в депрессию
Я приготовился к назойливым звонкам и предупредил маму, чтобы меня не подзывала к телефону: «На вопрос о том, где я нахожусь, отвечай всем — уехал в Бразилию».
Мама пыталась меня поддержать теплыми словами. Что-то там про то, что никто не побежден, пока не признает себя побежденным. Это всего лишь лозунг, мама! А долги и отсутствие заказов — оно вот оно. Меня накрыла печаль, которая незаметно трансформировалась в депрессию, и я ушел в запой. Компания «Александр Пикчерз» прекратила свою работу. Единственный сотрудник в моем лице был мною же и уволен без права на пособие по безработице и без надежды на будущее.
Еще из дневника